НОВОСТИ

АНОНСЫ

СОБЫТИЯ

ГОЛОСОВАНИЯ

Я приехала в Тарусу...

Я приехала в Тарусу
В буйство липового цвета,
В половодие рассветов.
Синеглазый, светлорусый,
Городок бежал навстречу
Мне в объятья
И казался раем вечным,
Благодатью.

Так писала Татьяна Мельникова об этом необыкновенном, единственном в России городке. И Тарусу я представляла по стихам Татьяны, рассказам Паустовского и размышлениям Феликса Разумовского о судьбе старинных русских городов. 



Приехала. Обычный современный провинциальный город. Натыканы безвкусной архитектуры отели. Особняки, пыжащиеся от гордости за своих крутых хозяев. Много приезжих. И памятники. Марина Цветаева стоит растерянная, повернувшись спиной к Оке. 


Белла Ахмадулина, самый удачный, на мой взгляд, памятник. Но издали я приняла ее за Зою Космодемьянскую перед казнью. Паустовский с собакой. Вопреки реальному физическому облику, можно было бы сделать его более воздушным. 

Все это так. Но Ока! Тихая, без ряби, величавая (не величественная, а величавая). Течет себе мимо берегов, опоганенных бытом, равнодушием, бескультурьем. Далеко на другом берегу белеет церковь в Бёхове. И голубое небо в кружевных, легких облачка. Выхожу на крыльцо, протягиваю руку и снимаю с ветки упоительно пахнущую сливу. Этими сливами усыпан весь маленький дворик перед избушкой Татьяны. И запах! Запах лета, зрелости, щедрости. 

С детства помню рассказ Паустовского «Уснувший мальчик». Это надгробие удивительного художника Борисова-Мусатова. Последние месяцы своей недолгой жизни он прожил в Тарусе. Здесь и умер. 



Вот мы и отправились. Путь держали от «Марининого камня». «Здесь хотела лежать Марина Цветаева». Стыд и горе. Камень едва нашли. Кругом бурьян выше человеческого роста. Знаменитый родник умер. Ползем в гору, две пожилые женщины. Почти отвесная горка. Вместо ступенек какой-то «умник» вбил автомобильные покрышки. Ноги скользят по хвое и шишкам. Иногда ползем на четвереньках. Добрались. Крохотное запущенное кладбище – могила Борисова-Мусатова, его сестры и еще 3-4 неухоженных могилки. «Уснувший мальчик», о котором я читала в детстве. Увидела. 



Возвращаемся другим путем. 
Теплом повеяло от домика Паустовского. Постояла на пороге его кабинета. Стол, на столе телефон, настольная лампа, очки. Тихо, никто не мешает, никто не торопит. Здравствуйте, Константин Георгиевич!

Нестерпимо хочется надавать пинков городской администрации. Этот единственный в России город помнит замечательных людей – писателей, поэтов, художников, правозащитников. Там аура какая-то особая. И притом – заросшие бурьяном берега, безвкусная архитектура новоделов, развеселые компании на пляжах. Едят, пьют, орут – «расслабляются». И не нужна им ни Ока, ни Марина, ни Борисов-Мусатов. . .

Но есть люди, которые стремятся сюда, поселяются в избушках, чтобы дышать этим воздухом, слышать голоса ушедших. И может быть, через несколько лет придут люди, которые превратят Тарусу в один из интеллектуальных центров РОССИИ. И приведут в порядок берега, дорогу к «Марининому камню» И поставят другие памятники.



А сейчас – есть Ока, заречные дали, бескрайнее голубое небо. Я счастлива. 

Марина Николаевская, библиограф

Жанр:  Рассказы
Автор:  Николаевская М.Б.

Возврат к списку